Морду сделал кирпичом выгнул пальцы веером

Notes:

Этот фик мы переводили втроём с Leshaya и Альтаир аль Наир, в рамках Фандомной битвы 2013.ссылка на выкладку ФБ 2013

Нехоженной дорогой

Summary:

Когда стало понятно, что первые ученики, пришедшие в школу после Битвы за Хогвартс, не собираются переступать старые обиды, директор МакГонагалл наняла Ника Фьюри, чтобы разработать новую инициативу для продвижения межфакультетского единства. План был простой: создать класс учеников из разных факультетов и научить их работать в команде.

Archive of Our Own beta

Paroles de chanson et traduction Иван Кучин. Сентиментальный детектив 2

В прошлом был я вор в душе и бандит в потенции, Dans le passé, j’étais un voleur et un bandit dans la douche en puissance, А она сама вообще из интеллигенции. Et elle est en fait de l’intelligentsia. Как нацепит красный бант, выйдет из-за ширмы, Comme porter un ruban rouge, laisse derrière un écran, Сразу видно консультант иностранной фирмы. Nous voyons immédiatement un consultant d’une société étrangère. Но амур прищурив глаз плюнул на сомнения, Mais Cupidon yeux plissés craché doute И пошла любовь у нас ультрасовременная. Et elle est allée à l’amour que nous avons tranchant. Не сказать что плохо все, все вполне приглядно, Pour ne pas dire tout le mal, tous très priglyadno, Правда страсти у нее по ночам, ну ладно. Véritable passion qu’elle a pour la nuit, bon, d’accord. Вот еще деталь одна, тоже очень странная, Voici plus en détail un aussi très étrange, Только гости так она. раз меня и в ванную. Seuls les clients de sorte qu’il est. juste moi et la salle de bains. То в чулан меня запрет, то на антресоли, Puis dans mon placard interdiction, à l’entresol, И меня конечно зло берет, чемодан я что ли?! Et je n’ai certainement le mal prend la valise, je quoi? Психанул раз как то я: » чем мол недовольная?» Psihanul temps que moi, «ce qu’ils disent malheureux?» А она говорит, у тебя морда протокольная. Et dit-elle, vous avez un protocole visage. «Ладно», думаю сидя в шифоньере темном, «Eh bien,» Je pense assis dans une garde-robe sombre, Ночью я тебе змея все-все-все припомню. La nuit, je vais serpent tout-tout-tout souvenir. Ну а сам глаза до дыр, стер глядя сквозь скважину, Eh bien, l’œil lui-même en morceaux, essuya la recherche à travers le trou, А они там дыр-дыр-дыр чешут не по-нашему. Et ils il ya des trous trous trous gratter pas notre chemin. Только вот сдается мне эти иностранцы, Seulement maintenant, il me semble que ces étrangers Не они, а в их тряпье наши голодранцы. Pas pour eux, mais dans leurs guenilles notre hicks. Приблатыкались под них. шушера валютная, Priblatykalis sous les devises. racaille, Ох я вам! И сперло дых за ее беспутную. Oh, je le ferai! Et chipé l’estomac pour son dissolue. Закипела кровь моя, ну держитесь волки, Mon sang bouillait, ainsi, tenir sur les loups И рванул рубаху я обнажив наколки. Et j’ai tiré ses tatouages ​​chemise révélateurs. Морду сделал кирпичом, выгнул пальцы веером, Visage fait de brique, arqué ses doigts comme un ventilateur, Эх, и вышибнул плечом дверцу шифоньера я. Oh, et vyshibnul chiffonnier porte épaule me. Залетаю и реву: «Ща, баргуда падла, Les mouches et les folles, «SCHA, barguda crud, Кыш под нары, пасть порву, кислая баланда» Shoo sous la couchette, larme, bouillie aigre » Глядь один аж побелел, выронил фломастеры, Et voilà que celui déjà devenu blanc, la pose de marqueurs, И белугою взревел: «Террористы! гангстеры!». Et le béluga rugit: «Les terroristes Gangsters!». И с балкона, а второй хоть и чернокожий, Et depuis le balcon, et la seconde, bien noir, Но по-русски, я, говорит свой, но с бакона тоже. Mais en Russie, dis-je à lui, mais trop lard. Все утихло выпил я, а она сердешница, Tout était calme, j’ai bu, et elle serdeshnitsa, Под столом лежит плашмя. не мычит не телится. Sous la table, couché à plat. pas de grognements pas de sens. Я водой ее полил, вроде оклемалась, J’ai versé de l’eau elle comme oklemavshis, Что ж ты Ваня натворил? ну разрыдалась. Que faites-vous Ivan a fait? Eh bien pleuré. Ах дурак ты, ах бандит, где ж теперь мне денег брать? Oh, vous tromper, oh bandit, maintenant où est mon argent à prendre? Это ж были, говорит, бизнесмены твою мать! Eh bien, il a été dit, les hommes d’affaires baiser! Знать бы, ладно, ничего, все поймут ребята, Pour en savoir, eh bien, rien, tout le monde comprendra les gars Ничего то ничего, да этаж девятый! Rien de rien, mais au neuvième étage! И ударилася вновь, слезы пуще прежнего, Et encore frappé, les larmes plus que jamais, Свою грустную любовь утешаю нежно я. Son amour triste tendrement me réconforter. Отмотаю мол я срок и вернусь к тебе, Remonter le temps et ils disent que je vais revenir à vous, Ну а тут в дверях звонок «кто там?», «ФСБ». Eh bien, ici, à l’appel de porte «Qui est là?» «FSB». И ударилася вновь, слезы пуще прежнего, Et appuyez sur encore une fois, les larmes que jamais, Свою грустную любовь утешаю нежно я. Son amour triste tendrement me réconforter. Отмотаю мол я срок и вернусь к тебе, Remonter le temps et ils disent que je vais revenir à vous, Ну а тут в дверях звонок «кто там?», «ФСБ». Eh bien, ici, à l’appel de porte «Qui est là?» «FSB».

Возвращение в Изумрудный город

Фиолетовый город мигунов остался позади. Путники шли на запад. Элли была в золотой шапке. Девочка случайно нашла шапку в комнате Бастинды. Она не знала её волшебной силы, но шапка понравилась девочке и Элли надела её.

Они шли весело и надеялись в два-три дня добраться до Изумрудного города. Но в горах, где они сражались с летучими обезьянами, путники заблудились: сбившись с пути они пошли в другую сторону.

Дни проходили за днями, а башни Изумрудного города не показывались на горизонте.

Провизия была на исходе и Элли с беспокойством думала о будущем.

Однажды, когда путники отдыхали, девочка внезапно вспомнила о свистке, подаренной ей королевой мышью.

Элли поднесла свисток к губам. В траве послышался шорох и на поляну выбежала королева полевых мышей.

– Добро пожаловать! – радостно крикнули путники, а Дровосек схватил неугомонного Тотошку за ошейник.

– Что вам угодно, друзья мои? – спросила королева Рамина своим тоненьким голоском.

– Мы возвращаемся в Изумрудный город из страны мигунов и заблудились. – сказала Элли. – Помогите нам найти дорогу!

– Вы идёте в обратную сторону, – сказала мышь. – Скоро перед вами откроется горная цепь, окружающая страну Гудвина. И отсюда до Изумрудного города много-много дней пути.

– А мы думали, что скоро увидим Изумрудный город.

– О чём может печалится человек, у которого на голове золотая шапка? – с удивлением спросила королева-мышь. Она хоть и была мала ростом, но принадлежала к семейству фей и знала употребление всякий волшебных вещей. – Вызовите летучих обезьян и они перенесут вас куда нужно.

Услышав о летучих обезьянах, Железный Дровосек затрясся, а Страшила съёжился от ужаса. Трусливый Лев замахал косматой гривой:

– Опять летучие обезьяны? Благодарю покорно! Я с ними достаточно знаком, и по мне – эти твари хуже саблезубых тигров!

– Обезьяны послушно служат владетелю золотой шапки. Посмотрите на подкладку: там написано, что нужно делать.

– Мы спасены, друзья мои! – весело вскричала она.

– Я удаляюсь, – с достоинством сказала королева-мышь. – Наш род не в ладу с родом летучих обезьян. До свиданья!

– До свиданья! Спасибо! – прокричали путники и Рамина исчезла.

Элли начала говорить волшебные слова, написанные на подкладке:

– Бамбара, чуфара? – с удивлением переспросил Страшила.

– Ах, пожалуйста, не мешай, – попросила Элли и продолжала: пикапу, трикапу, скорики, морики…

– Явитесь передо мной, летучие обезьяны! – громко закончила Элли и в воздухе зашумела стая летучих обезьян.

Путники невольно пригнули головы к земле, вспоминая прошлую встречу с обезьянами. Но стая тихонько опустилась, и предводитель почтительно поклонился Элли.

– Что прикажете, владетельница золотой шапки?

Один миг и путники очутились высоко в воздухе. Элли несли предводитель летучих обезьян и его жена; Страшила и Железный Дровосек сидели верхом; Льва подняли несколько сильных обезьян; молоденькая обезьянка тащила Тотошку, а пёсик лаял на неё и старался укусить. Сначала путникам было страшно, но скоро они успокоились, видя, как свободно чувствуют себя обезьяны в воздухе.

– Почему вы повинуетесь владетелю золотой шапки? – спросила Элли.

Предводитель летучих обезьян рассказал Элли историю, как много веков назад племя летучих обезьян обидело могущественную фею. В наказание фея сделала волшебную шапку. Летучие обезьяны должны были выполнить три желания владетеля шапки и после этого он не имеет над ними власти. Но если шапка переходит к другому, этот может снова приказывать обезьянему племени. Первой владетельницей золотой шапки была фея, которая её сделала. Потом шапка много раз переходила из рук в руки, пока не попала к злой Бастинде, а от неё к Элли.

морда, сделать, кирпич, веер

Через час показались башни Изумрудного города и обезьяны бережно опустили Элли и её спутников у самых ворот, на дорогу, вымощенную жёлтым кирпичом.

Стая взвилась в воздух и с шумом скрылась.

Элли позвонила. Вышел Фарамант и страшно удивился:

Как видите! – с достоинством сказал Страшила.

– Но ведь вы отправились к злой волшебнице Фиолетовой страны?

– Мы были у неё, – ответил Страшила и важно стукнул тростью по земле. – Правда, нельзя похвастать, что мы там весело провели время.

– И вы ушли из Фиолетовой страны без разрешения злой Бастинды? – допытывался удивлённый привратник.

– А мы не спрашивали у неё разрешения! – продолжал Страшила. – Вы знаете, она ведь растаяла!

– Как? Растаяла? Прекрасное, восхитительное известие! Но кто же её растопил?

Страж ворот низко поклонился Элли, повёл путников в свою комнату и вновь надел на них уже знакомые им очки. И снова всё волшебно преобразилось вокруг, всё засияло мягким зелёным светом…

Волшебник изумрудного города — Волков А.М.

«Волшебник Изумрудного города» — сказочная повесть Александра Волкова написанная в 1939 году по мотивам сказки американского писателя Френка Баума «Мудрец из страны Оз» с некоторыми изменениями. В 1959 году вышло новое издание книги, значительно переработанное автором. В этом издании впервые появились иллюстрации художника Л.В.Владимирского. Читайте сказочную повесть про девочку Элли и щенка Тотошку, которые случайно попадают в волшебную страну. Вернуться домой им поможет волшебник Изумрудного города. По дороге в город Элли встречает Страшилу, Железного Дровосека и Льва. Вместе они преодолевают множество трудностей, возникших у них на пути.

Лев становится царём зверей

Отдохнув после пережитых бедствий, путешественники отправились дальше. За рекой местность стала веселее. Появились тенистые рощи и зелёные лужайки. Через два дня путники вошли в огромный лес.

– Какой очаровательный лес! – восхитился Лев. – Я не видел ещё таких прелестных дремучих лесов. Мой родной лес куда хуже.

– Уж очень здесь мрачно! – заметил Страшила.

– Ни чуточки, – ответил Лев. – Смотрите, какой мягкий ковёр из сухих листьев под ногами! Я хотел бы остаться здесь навсегда жить!

– В этом лесу, наверное, есть дикие звери, – сказала Элли.

– Странно было бы, если бы такое прекрасное место не было заселено! – ответил Лев.

Как бы в подтверждение этих слов из чащи донёсся глухой рёв множества зверей. Элли испугалась, но Лев успокоил её:

– Под моей охраной ты в безопасности. Разве ты забыла, что Гудвин дал мне смелость?

Утоптанная тропинка привела их на огромную поляну, где собрались тысячи зверей. Там были слоны, медведи, тигры, волки, лисицы и множество других животных. Ближайшие звери с любопытством уставились на Льва: по всей поляне разнёсся слух о его прибытии.

Шум и рёв стихли. Большой тигр выступил вперёд и низко поклонился льву:

– Приветствуем тебя, царь зверей! Ты пришёл вовремя, чтобы уничтожить нашего злейшего врага и принести мир животным этого леса.

– В нашем лесу появился страшный зверь. С виду он походит на паука, но вдвое больше слона. Когда он шагает через лес, за ним остаётся широкий след от поваленных деревьев. И кто бы ему не попался, он хватает передними лапами, тащит ко рту и высасывает кровь. Мы собрались обсудить, как нам избавиться от него…

– Если я уничтожу вашего врага, признаёте ли вы меня своим царём и будете ли вы мне повиноваться?

– О, с удовольствием, с великим удовольствием! – дружно заревело звериное сборище.

– Я иду на бой! – отважно заявил Лев. – Охраняйте моих друзей, пока я не вернусь. Где чудовище?

– Вон там! – показал тигр. – Иди по тропинке, пока не дойдёшь до больших дубов. Там паук переваривает пойманного утром большого быка.

Лев дошёл до логовища паука, окружённого поваленными деревьями. Паук спал, переваривая пищу. Он был куда противнее двенадцатиногого зверя, сделанного Гудвином, и Лев рассматривал врага с отвращением. К огромному туловищу паука прикреплялись мощные лапы со страшными когтями. Зверь был очень силён на вид, но голова его сидела на тонкой длинной шее.

«Вот самое слабое место чудовища», – подумал Лев. Он решил напасть на спящего паука немедленно.

Изловчившись, Лев сделал длинный прыжок и упал прямо на спину зверя. Прежде чем паук опомнился от сна, Лев ударом когтистой лапы перервал его тонкую шею и быстро отпрыгнул. Голова паука покатилась прочь, а туловище зацарапало когтями землю и вскоре затихло.

Лев отправился обратно. Придя на поляну, где звери с нетерпением ожидали его возвращения, он гордо заявил:

– Отныне вы можете спать спокойно: страшное чудовище уничтожено!

Восторженный рёв звериного стада был ему ответом. Звери торжественно поклялись в верности Льву, а он сказал:

– Я вернусь, как только отправлю Элли в Канзас, и буду править вами мудро и милостиво.

Изумрудный город

На следующее утро, после нескольких часов пути, друзья увидели на горизонте слабое зелёное сияние.

– Это, должно быть, Изумрудный город, – сказала Элли.

По мере того, как они шли, сияние становилось ярче и ярче но только после полудня путники подошли к высокой каменной стене ярко-зелёного цвета. Прямо перед ними были большие ворота, окрашенные огромными изумрудами, сверкавшими так ярко, что они ослепляли даже нарисованные глаза Страшилы. У этих ворот кончалась дорога, вымощенная жёлтым кирпичом, которая так много дней вела их и наконец привела к долгожданной цели.

У ворот висел колокол. Элли дёрнула за верёвку, и колокол ответил глубоким серебристым звоном. Большие ворота медленно раскрылись, и путники вошли в сводчатую комнату, на стенах которой блестело бесчисленное множество изумрудов.

Перед путниками стоял маленький человек. Он был с ног до головы одет в зелёное и на боку у него висела зелёная сумка.

Зелёный человечек очень удивился, увидев такую странную компанию, и спросил:

– Я соломенное чучело и мне нужно мозги! – сказал Страшила.

– А я сделан из железа, и мне недостаёт сердца! – сказал Дровосек.

– А я трусливый лев и желаю получить храбрость! – сказал Лев.

– А я Элли из Канзаса и хочу вернуться на родину, – сказала Элли.

READ  Каким материалом лучше утеплить деревянный дом

– Мы хотим видеть великого Гудвина! Мы надеемся, что он исполнит наши желания: ведь, кроме волшебника, никто не может нам помочь.

– Много лет никто не просил у меня пропуска к Гудвину ужасному, – задумчиво сказал человечек. – Он могуч и грозен, и если вы пришли с пустой и коварной целью отвлечь волшебника от мудрых размышлений, он уничтожит вас в одно мгновение.

– Но мы ведь пришли к великому Гудвину по важным делам, – внушительно сказал Страшила. – И мы слышали, что Гудвин – добрый мудрец.

– Это так, – сказал зелёный человечек. – Он управляет Изумрудным городом мудро и хорошо. Однако для тех, кто приходит в город из пустого любопытства, он ужасен. Я страж ворот, и, раз вы пришли, я должен провести вас к Гудвину, только наденьте очки.

– Без очков вас ослепит великолепие Изумрудного города. Даже все жители города носят очки день и ночь. Таков приказ мудрого Гудвина. Очки запираются на замочек, чтобы никто не мог снять их.

Он открыл зелёную сумку, и там оказалась куча зелёных очков всевозможных размеров. Все путники, не исключая Льва и Тотошки, оказались в очках, которые страж ворот закрыл крошечными замочками.

Страж ворот тоже надел очки, вывел притихших путников через противоположную дверь и они оказались на улице Изумрудного города.

Блеск Изумрудного города ослепил путников, хотя глаза их были защищены очками. По бокам улиц возвышались великолепные дома из зелёного мрамора, стены которых были украшены изумрудами. Мостовая была из зелёных мраморных плит, и между ними тоже были вделаны изумруды. На улицах толпился народ.

Страж ворот провёл путников зелёными улицами и они очутились перед большим красивым зданием, расположенным в центре города. Это и был дворец великого мудреца и волшебника Гудвина.

Сердце Элли затрепетало от волнения и страха, когда она шла по дворцовому парку, украшенному фонтанами и клумбами: сейчас решится её судьба, сейчас она узнает, отправит ли её волшебник Гудвин на родину, или она напрасно стремилась сюда, преодолев столько испытаний.

Дворец Гудвина был хорошо защищён от врагов: его окружала высокая стена, а перед ней был ров, наполненный водой, и через ров, в случае надобности можно было перекинуть мост.

Когда страж ворот и путники подошли ко рву, мост был поднят. На стене стоял высокий солдат, одетый в зелёный мундир. Зелёная борода солдата спускалась ниже колен. Он ужасно гордился своей бородой, и неудивительно: другой такой не было в стране Гудвина.

Завистники говорили, что у солдата не было никаких достоинств, кроме бороды, и что только борода доставила ему то высокое положение, которое он занимал.

В руках солдата было зеркальце и гребешок. Он смотрелся в зеркальце и расчёсывал гребешком свою великолепную бороду, и это занятие настолько поглощало его внимание, что он ничего не видел и не слышал.

– Дин Гиор! – крикнул солдату страж ворот. – Я привёл чужестранцев, которые хотят видеть великого Гудвина!

Страшила закричал своим хриплым голосом:

– Господин солдат, впустите нас, знаменитых путешественников, победителей саблезубых тигров и отважных пловцов по рекам!

– Кажется ваш друг страдает рассеянностью? – спросила Элли стража ворот.

– Да, к сожалению, это за ним водится, – отвечал страж ворот.

– Почтеннейший! Обратите на нас внимание! – крикнул Дровосек. – Нет, не слышит. Давайте-ка все хором.

Все приготовились, а Дровосек даже поднёс ко рту свою воронку вместо рупора. По знаку Страшилы все заорали что было мочи.

– Гос-по-дин сол-дат! Впу-сти-те нас! Гос-по-дин сол-дат! Впу-сти-те нас!

Страшила оглушительно колотил по перилам рва своей тростью, а Тотошка звонко лаял. Никакого впечатления: солдат по-прежнему любовно укладывал в своей бороде волосок к волоску.

– Я вижу, мне придётся рявкнуть по-лесному, – сказал Лев.

Он покрепче упёрся на лапах, поднял голову и испустил такой рык, что зазвенели стёкла домов, вздрогнули цветы, выплеснулась вода из бассейнов, а любопытные, издали наблюдавшие за странной компанией, врассыпную бросились бежать, заткнув уши. Спрятав гребешок и зеркальце в карман, солдат свесился со стены и с удивлением начал рассматривать пришельцев. Узнав среди них стража ворот, он вздохнул с облегчением.

– Это ты, Фарамант? – спросил он. – В чём дело?

– Да в том, Дин Гиор, – сердито ответил страж ворот. – Что мы целых полчаса не могли докричаться до тебя!

– Ах, только полчаса? – беспечно отозвался солдат. – Ну, это сущие пустяки. Лучше скажи, кто это с тобой?

– Это чужестранцы, которые хотят видеть великого Гудвина!

– Ну что ж, пусть войдут, – со вздохом сказал Дин Гиор. – Я доложу о них великому Гудвину…

Он опустил мост и путники, попрощавшись со стражем ворот, перешли через мост и очутились во дворце. Их ввели в приёмную. Солдат попросил их вытереть ноги о зелёный половичок у входа и усадил в зелёные кресла.

– Побудьте здесь, а я пойду к двери тронного зала и доложу великому Гудвину о вашем прибытии.

Через несколько минут солдат вернулся, и Элли спросила его:

– О нет, я его никогда не вижу! – последовал ответ. – Великий Гудвин всегда говорит со мной из-за двери: вероятно, вид его так страшен, что волшебник не хочет попусту пугать людей. Я доложил о вашем приходе. Сначала Гудвин рассердился и не хотел меня слушать. Потом вдруг стал расспрашивать о том, как вы одеты. А когда узнал, что на вас серебряные башмачки, то чрезвычайно заинтересовался этим и сказал, что примет вас всех. Но каждый день к нему допускается только один посетитель – таков его обычай. И, так как вы проживёте здесь несколько дней, он приказал отвести вам комнаты, чтобы отдохнули от долгого пути.

– Передайте нашу благодарность великому Гудвину, – ответила Элли.

Девочка решила, что волшебник не так страшен, как говорят и что он вернёт её на родину.

Дин Гиор свистнул в зелёный свисточек, и появилась красивая девушка в зелёном шёлковом платье. У неё была красивая гладкая зелёная кожа, зелёные глаза и пышные зелёные волосы. Она низко поклонилась Элли и сказала:

– Идите за мной, я отведу вас в вашу комнату.

Они прошли по богатым покоям, много раз спускались и поднимались по лестницам, и наконец Элли очутилась в отведённой ей комнате. Это была самая восхитительная и уютная комната в мире, с маленькой кроватью, с фонтаном посредине, из которого била тоненькая струйка воды, падавшая в красивый бассейн. Конечно, и здесь всё было зелёного цвета.

– Располагайтесь, как дома, – сказала зелёная девушка. – Великий Гудвин примет вас завтра утром.

Оставив Элли, девушка развела остальных путешественников по их комнатам. Комнаты были прекрасно обставлены и находились в лучшей части дворца.

Впрочем, на Страшилу окружающая роскошь не произвела никакого впечатления. Очутившись в своей комнате, он встал около двери с самым равнодушным видом и простоял, не сходя с места, до самого утра. Всю ночь он таращил глаза на паучка, который так беззаботно плёл паутину, как будто находился не в прекраснейшем дворце, а в бедной лачужке сапожника.

Железный Дровосек хотя и лёг в постель, но сделал это по привычке тех времён, когда он был ещё из плоти и крови. Но и он не спал всю ночь, то и дело двигая головой, руками и ногами, чтобы убедится, что они не заржавели.

Лев с удовольствием улёгся бы на заднем дворе, на подстилке из соломы, но ему этого не позволили. Он забрался на кровать, свернулся клубком, как кот, и захрапел на весь дворец. Его громкому храпу вторил тоненький храп Тотошки, который на этот раз решил поместиться вместе со своим могучим другом.

Победа

Путники с ужасом смотрели на приближение тучи огромных обезьян – с этими сражаться было невозможно.

Обезьяны налетели массой и с визгом набросились на растерянных пешеходов. Ни один не мог прийти на помощь другому, так как всем пришлось отбиваться от врагов.

Железный Дровосек напрасно размахивал топором. Обезьяны облепили его, вырвали топор, подняли бедного Дровосека высоко в воздух и бросили в ущелье, на острые скалы. Железный Дровосек был изуродован, он не мог сдвинуться с места. Вслед за ним в ущелье полетел его топор.

Другая партия обезьян расправилась со Страшилой. Она выпотрошила его, солому развеяли по ветру, а кафтан, голову, башмаки и шляпу свернули в комок и зашвырнули на верхушку высокой горы.

Лев вертелся на месте и от страха так грозно ревел, что обезьяны не решались к нему подступить. Но они изловчились, накинули на Льва верёвки, повалили на землю, опутали лапы, заткнули пасть, подняли на воздух и с торжеством отнесли во дворец Бастинды. Там его посадили за железную решётку, и Лев в ярости катался по полу, стараясь перегрызть путы.

Перепуганная Элли ждала жестокой расправы. На неё бросился сам предводитель летучих обезьян и уже протянул к горлу девочки длинные лапы с острыми когтями. Но тут он увидел на ногах Элли серебряные башмачки, и лицо его перекосилось от страха. Он отпрянул назад и загораживая Элли от подчинённых, закричал:

Обезьяны приблизились любезно и даже почтительно, бережно подхватили Элли вместе с Тотошкой и помчались в Фиолетовый дворец Бастинды. Опустившись перед дворцом, предводитель летучих обезьян поставил Элли на землю. Взбешённая волшебница набросилась на него с бранью. Предводитель обезьян сказал:

– Твой приказ исполнен. Мы разбили железного человека и распотрошили чучело, поймали Льва и посадили за решётку. Но мы и пальцем не могли тронуть девочку: ты сама знаешь, какие несчастья грозят тому, кто обидит обладателя серебряных башмачков. Мы принесли её к тебе: делай с ней, что хочешь! Прощай навсегда!

Обезьяны с криком поднялись в воздух и улетели.

Бастинда взглянула на ноги Элли и задрожала от страха: она узнала серебряные башмачки Гингемы.

«Как они к ней попали? – растерянно думала Бастинда. – Неужели хилая девчонка осилила могущественную Гингему, повелительницу жевунов? И всё же на ней башмачки! Плохо моё дело:

ведь я пальцем не могу тронуть маленькую нахалку, пока на ней волшебные башмачки».

Девочка подняла на злую волшебницу глаза, полные слёз:

– Расскажи, как ты завладела башмачками моей сестры Гингемы! – сурово крикнула Бастинда.

– Право, сударыня, я не виновата. Мой домик упал на госпожу Гингему и раздавил её…

– Гингема погибла… – прошептала злая волшебница.

Бастинда не любила сестру и не видела её много лет. Она испугалась, что девочка в серебряных башмачках принесёт гибель и ей. Но, поглядев на доброе лицо Элли, Бастинда успокоилась.

«Она ничего не знает о таинственной силе башмачков, – решила волшебница. – Если мне удастся завладеть ими, я стану могущественней, чем прежде, когда у меня были волки, вороны, чёрные пчёлы и золотая шапка».

Глаза старухи заблестели от жадности и пальцы скрючились, как будто стаскивали уже с Элли башмачки.

– Слушай меня, девчонка Элли! – хрипло прокаркала она. – Я буду держать тебя в рабстве и, если будешь плохо работать, побью тебя большой палкой и посажу в тёмный подвал, где крысы – огромные жадные крысы! – съедят тебя и обгложут твои нежные косточки! Хи-хи-хи! Понимаешь ты меня?

– О, сударыня! Не отдавайте меня крысам! Я буду слушаться!

В это время Бастинда заметила Тотошку, который робко жался у ног Элли.

– Это ещё что за зверь? – сердито спросила злая Бастинда.

– Это моя собачка Тотошка, – боязливо ответила Элли. – Она хорошая и очень любит меня…

Иван Кучин. Сентиментальный детектив ч.1 (Audio)

– Гм… гм… – проворчала волшебница. – Никогда не видела таких зверей. И вот мой приказ: пусть эта собачка, как ты её называешь, держится от меня подальше, а не то она первая попадёт в подвал к крысам! А сейчас идите за мной!

Злая Бастинда повела пленников через прекрасные комнаты дворца, где всё было фиолетовое: и стены, и ковры, и мебель, и где у дверей в лиловых кафтанах стояли мигуны, кланяясь до полу при появлении волшебницы и жалостно мигая ей вслед. Наконец Бастинда привела Элли в тёмную грязную кухню.

– Ты будешь чистить горшки, сковородки и кастрюли, мыть пол и топить печку! Моей кухарке уже давно нужна помощница!

И, оставив девочку, полуживую от испуга, Бастинда отправилась на задний двор, потирая от удовольствия руки.

– Я хорошо напугала девчонку! Теперь усмирю Льва, и оба будут у меня в руках!

Трусливый Лев успел перегрызть верёвки и лежал в дальнем углу клетки. Когда он увидел Бастинду, его жёлтые глаза загорелись злобным огнём.

«Ах, как жаль, что у меня ещё нет смелости, – подумал он. – Уж отплатил бы я старой ведьме за гибель Страшилы и Железного Дровосека». – И он сжался в комок, готовясь к прыжку.

– Эй ты, лев, слушай! – прошамкала она. – Ты мой пленник! Я буду запрягать тебя в коляску и кататься по праздникам, чтобы мигуны говорили: «Смотрите, какая могущественная наша повелительница Бастинда – она сумела запрячь даже льва!»

Пока Бастинда болтала, Лев разинул пасть, ощетинил гриву и прыгнул на волшебницу, проревев:

Он на волосок не достал до Бастинды. Перепуганная старуха пулей вылетела из клетки и проворно захлопнула дверцу. Тяжело дыша с перепугу, она крикнула через прутья решётки:

– Ах ты, проклятый! Ты ещё не знаешь меня! Я заморю тебя голодом, если не согласишься ходить в упряжке!

– Я тебя съем! – повторил Лев и яростно бросился к решётке клетки.

Старуха затрусила во дворец, ворча и ругаясь.

…Потянулись скучные тяжёлые дни рабства. Элли с утра и до вечера работала на кухне, помогая кухарке Фрегозе. Добрая мигунья старалась помочь девочке и при удобном случае с радостью выполняла за неё самую трудную работу. Но Бастинда зорко следила за тем, что делается на кухне, и Фрегозе то и дело попадало за её доброту.

Бастинда жестоко придиралась к Элли и часто замахивалась на девочку грязным лиловым зонтиком, который всегда таскала с собой. Элли не знала, что волшебница не может ударить её, и сердце девочки сжималось, когда зонтик поднимался над её головой.

Каждый день старуха подходила к решётке и визгливо спрашивала Льва:

– Я тебя съем! – был постоянный ответ, и Лев грозно бросался на прутья решётки.

Бастинда с первого дня плена не давала Льву есть, но он не умирал с голоду и был силён и крепок, как всегда.

Дело в том, что старая Бастинда больше всего на свете боялась темноты и воды. Как только ночная темнота окутывала дворец, Бастинда пряталась в самой дальней комнате, запирала двери прочными железными засовами и не выходила до позднего утра. А Элли совсем не боялась темноты. Она вытаскивала из кухонного шкафа всё съестное, что там оставалось, а о том, чтобы там побольше оставалось еды, заботилась Фрегоза. Держа в одной руке корзинку с провизией, а в другой большую бутыль с водой, Элли отправлялась на задний двор. Там её с восторгом встречали Лев и Тотошка.

Элли и Тотошка очень испугались угроз Бастинды отдать пёсика на съедение крысам, и Тотошка с первого же дня плена переселился за решётку, под защиту Льва. Он знал, что оттуда его Бастинда не достанет, и безнаказанно лаял на злую волшебницу, когда она появлялась на дворе.

Элли пролезала в клетку между двумя прутьями. Лев и Тотошка набрасывались на принесённое еду и питьё. Потом Лев укладывался поудобнее, девочка гладила его густую мягкую шерсть и играла кисточкой его хвоста. Элли, Лев и Тотошка долго разговаривали: с грустью вспоминая про гибель верных друзей – Страшилы и Железного Дровосека, строили планы побега. Но убежать из Фиолетового дворца было невозможно, его окружала высокая стена с острыми гвоздями наверху. Ворота Бастинда запирала, а ключи уносила с собой.

Поговорив и поплакав, Элли крепко засыпала на соломенной подстилке под надёжной охраной Льва.

Так шли тоскливые дни плена. Бастинда с жадностью смотрела на серебряные башмачки Элли, которые девочка снимала только ночью, в клетке льва, или когда купалась. Но Бастинда боялась воды и никогда не подходила в это время к Элли.

READ  Сделать скребок для уборки снега с крыши

Девочка с первых же дней заметила эту странную водобоязнь волшебницы и пользовалась ею. Для Элли были праздниками те дни, когда Бастинда заставляла её мыть кухню. Разлив по полу несколько вёдер воды, девочка уходила в клетку к Льву и там три-четыре часа отдыхала от тяжёлой работы. Бастинда визгливо кричала и ругалась за дверью, но стоило ей заглянуть в кухню и увидеть на полу лужи, она в ужасе убегала к себе в спальню, провожаемая насмешливыми улыбками Фрегозы.

Элли часто беседовала с доброй кухаркой.

– Почему вы, мигуны, не восстанете против Бастинды? – спрашивала девочка. – Вас так много, целые тысячи, а вы боитесь одной злой старухи. Накинулись бы на неё целой кучей, связали и посадили бы в железную клетку, где сейчас Лев…

– Что ты, что ты! – с ужасом отмахивалась Фрегоза. – Ты не знаешь могущества Бастинды! Ей достаточно будет сказать одно слово, и все мигуны повалятся мёртвыми!

– Да нам сама Бастинда сколько раз об этом говорила!

– Почему же она не сказала такого слова, когда мы шли к её дворцу? Почему она послала на нас волков, ворон, чёрных пчёл, а когда мои храбрые друзья уничтожили всё её воинство, Бастинде пришлось обратиться за помощью к летучим обезьянам?

– Почему, почему! – сердилась Фрегоза. – Вот за такие речи Бастинда нас в порошок испепелит!

Но беседы повторялись не раз, Бастинда о них не знала, и Фрегоза становилась всё смелее. Она уже охотно соглашалась с Элли, что мигуны должны освободится от владычества злой волшебницы.

Но прежде, чем решиться на что нибудь, кухарка решила поточнее узнать, какое ещё волшебство осталось у Бастинды. По вечерам она подкрадывалась к дверям её спальни и подслушивала ворчание старухи, которая в последнее время стала разговаривать сама с собой.

Однажды Фрегоза прибежала от дверей Бастинды очень взволнованная и, не найдя Элли на кухне, устремилась на задний двор. Вся компания уже спала, но кухарка разбудила друзей.

– Элли, ты была права! – кричала Фрегоза, размахивая руками. – Оказывается, Бастинда исчерпала все свои волшебства, и у неё ничего не осталось в запасе! Я слышала, как она причитала и проклинала твоих друзей за то, что они лишили её волшебной силы…

Девочка и её друзья необычайно обрадовались и начали расспрашивать Фрегозу о подробностях. Но кухарка мало что могла добавить. Она только ещё рассказала, что Бастинда что-то толковала о серебряных башмачках, но что именно – это мигунья не дослушала, так как от волнения стукнулась лбом об дверь и убежала, боясь, что волшебница захватит её на месте преступления.

Важная новость, принесённая Фрегозой, ободрила пленников. Теперь у них появилась возможность выполнить приказ Гудвина и освободить мигунов.

– Откройте только мне клетку, – зарычал Лев, – и увидите, как я расправлюсь с Бастиндой!

Но клетка была закрыта на огромный замок, а ключ от него хранился у Бастинды в тайнике. Посовещавшись, друзья решили, что Фрегоза должна подготовить к восстанию слуг. Они захватят волшебницу врасплох и лишат её свободы и власти.

Фрегоза ушла, а Элли и её друзья не спали почти всю ночь, разговаривая о предстоящей борьбе с Бастиндой.

На следующий день кухарка принялась за дело. Слуги были очень запуганы Бастиндой, и нелегко было уговорить их выступить против волшебницы. Однако Фрегоза сумела убедить кое-кого из дворцовой охраны, и посвящённые в заговор мигуны стали готовиться.

Прошло несколько дней. Видя, что охранники осмелели и всерьёз собираются свести счёты со злой волшебницей, к ним решили присоединиться и остальные слуги. Восстание назревало, но тут непредвиденный случай привёл к быстрой и неожиданной развязке.

Бастинда не оставляла мысли о том, что ей необходимо завладеть серебряными башмачками Элли. Для волшебницы это была единственная возможность сохранить власть над Фиолетовой страной. И наконец Бастинда придумала.

Однажды, когда ни Фрегозы, ни Элли не было на кухне, волшебница туго натянула над полом тонкую верёвочку и спряталась за печью.

Девочка вошла, споткнулась о верёвочку и упала, башмачок с правой ноги слетел и откатился в сторону. Хитрая Бастинда выскочила из-за печки, мигом схватила башмачок и надела на свою старую высохшую ногу.

– Хи-хи-хи! А башмачок-то на мне! – дразнила Бастинда девочку, онемевшую от неожиданности.

– Отдайте башмачок! – закричала Элли, придя в себя. – Ах ты, воровка! Как вам не стыдно!

– Попробуй, отбери! – кривляясь, отвечала старуха. – Я и второй с тебя тоже сниму! А уж потом, будь спокойна, отомщу тебе за Гингему! Тебя съедят крысы – хи-хи-хи, огромные жадные крысы! – и сгложут твои нежные косточки!

Элли была вне себя от горя и гнева: она так любила серебряные башмачки! Чтобы хоть как-нибудь отплатить Бастинде, Элли схватила ведро воды, подбежала к старухе и окатила её с головы до ног.

Волшебница испуганно вскрикнула и попыталась отряхнуться. Напрасно: лицо её стало ноздреватым, как тающий снег, от неё повалил пар, фигура начала оседать и испаряться…

– Что ты наделала! – завизжала волшебница. – Ведь я сейчас растаю!

– Мне очень жаль, сударыня! – ответила Элли. – Я, право, не знала. Но зачем вы украли башмачок?

– Пятьсот лет я не умывалась, не чистила зубов, пальцем не прикасалась к воде, потому что мне было предсказана смерть от воды, и вот пришёл мой конец! – завывала старуха.

Голос волшебницы становился тише и тише, она таяла, как кусок сахара в стакане чая.

Элли с ужасом глядела на гибель Бастинды.

Голос волшебницы прервался, она с шипеньем осела на пол, и через минуту от неё осталась только грязноватая лужица, в которой лежали платье волшебницы, зонтик, пряди седых волос и серебряный башмачок.

В этот момент в кухню вернулась Фрегоза. Кухарка была необычайно удивлена и обрадована гибелью своей жестокой госпожи. Она подобрала зонтик, платье и волосы и бросила в угол, чтобы потом сжечь их. Вытерев грязную лужу на полу, Фрегоза побежала по дворцу – рассказать всем радостную весть…

А Элли вычистила и надела башмачок, нашла ключ от клетки Льва в спальне Бастинды и поспешила на задний двор – рассказать своим друзьям об удивительном конце злой волшебницы Бастинды!

Разоблачение Великого и Ужасного

накомыми улицами путники направились к дворцу Гудвина. По дороге Фарамант не утерпел и сообщил кое-кому из жителей о гибели страшной Бастинды. Весть быстро распространилась по городу, и скоро за Элли и её друзьями до самого дворца шла большая толпа почтительных зевак.

Зеленобородый солдат был на посту и, как всегда, смотрелся в зеркальце и расчёсывал свою великолепную бороду. На этот раз толпа собралась такая большая и кричала так громко, что привлекла внимание солдата не больше, чем через десять минут. Дин Гиор очень обрадовался возвращению путников из опасного похода, вызвал зелёную девушку, и та отвела их в прежние комнаты.

– Пожалуйста, доложите великому Гудвину о нашем возвращении, – сказала Элли солдату. – И передайте, что мы просим нас принять…

Через несколько минут солдат вернулся и сказал:

– Я громко изложил у дверей вашу просьбу у дверей тронного зала, но не получил от великого Гудвина никакого ответа.

Солдат каждый день являлся к дверям тронного зала и докладывал о желании путников видеть великого Гудвина, и каждый раз ответом была гробовая тишина.

Прошла неделя. Ожидание стало невыносимо томительным. Путники ожидали встретить во дворце Гудвина горячий приём. Равнодушие волшебника пугало и раздражало их.

– Уж не умер ли он? – задумчиво говорила Элли.

– Нет, нет! Он просто не хочет выполнять своих обещаний и прячется от нас! – возмущался Страшила. – Конечно, ему жаль мозгов, и сердца, и смелости – ведь это всё ценные вещи. Но не надо было посылать нас к злой волшебнице Бастинде, которую мы так храбро уничтожили.

– Скажите Гудвину: если он нас не примет, мы вызовем летучих обезьян, скажите Гудвину, что мы – их хозяева, мы владеем золотой шапкой – пикапу, трикапу – и когда сюда явятся летучие обезьяны, мы с ним поговорим.

– Гудвин ужасный примет всех вас завтра ровно в девять часов утра в тронном зале. Просьба не опаздывать. И знаете что, – тихонько прошептал он на ухо Элли. – Он, кажется, испугался. Ведь он имел дело с летучими обезьянами и знает, что это за звери.

Путешественники провели тревожную ночь и утром, в назначенное время, собрались перед дверью тронного зала.

Дверь открылась и они вступили в тронный зал. Каждый ожидал встретить Гудвина в том виде, в каком он показывался им в первый раз. Но они удивились, увидев, что в зале не было никого. Там царила торжественная и жуткая тишина, и путников охватил страх: что готовит им Гудвин?

– Я Гудвин, великий и ужасный! Зачем вы беспокоите меня!

Элли и её друзья посмотрели вокруг – никого вокруг не было видно.

Иван Кучин. Сентиментальный детектив 2 (Audio)

– Где вы? – дрожащим голосом спросила Элли.

– Я – везде! – торжественно отвечал голос. – Я могу принимать любой образ и становлюсь невидимым, когда захочу. Подойдите к трону, я буду говорить с вами!

Путники сделали несколько шагов вперёд. Все ужасно боялись, кроме Железного Дровосека и Тотошки. Железный Дровосек не имел сердца, а Тотошка не понимал, как можно бояться голосов.

– Великий Гудвин, мы пришли просить вас исполнить ваши обещания!

– Вы обещали отправить меня в Канзас, к папе и маме, когда мигуны будут освобождены от власти Бастинды.

– Но разве мигуны действительно стали свободными? – спросил голос, и Элли показалось, что он задрожал.

– Да! – ответила девочка. – Я облила злую Бастинду водой и она растаяла.

– Доказательства, доказательства! – настойчиво сказал голос.

– Пикапу, трикапу! – воскликнул Страшила. – Разве вы, который везде, не видите на голове у Элли золотую шапку? Или вы хотите, чтобы мы для доказательства вызвали летучих обезьян, бамбара, чуфара?!

– О, нет, нет, я вам верю! – поспешно перебил голос. – Но как это неожиданно. Хорошо, приходите послезавтра, я подумаю о ваших просьбах!

– Было время подумать, скорики, морики! – заорал разъярённый Страшила. – Мы ждали приёма целую неделю!

– Уберите собаку! Она укусит меня! Кто разрешил приводить в мой дворец собак?

Путешественники с недоумением смотрели на человечка. Ростом он был не выше Элли, но уже старый, с большой головой и морщинистым лицом. На нём был пёстрый жилет, полосатые брюки и длинный сюртук. В руке у него был длинный рупор и он испуганно отмахивался им от Тотошки, который выскочил из-за ширмочки и старался укусить его за ногу.

Железный Дровосек с топором на плече стремительно шагнул к незнакомцу.

– Я Гудвин, великий и ужасный, – дрожащим голосом ответил человечек. – Но, пожалуйста, пожалуйста, не трогайте меня! Я сделаю всё, что вы от меня потребуете!

Путники переглядывались с необычайным удивлением и разочарованием.

– Но я думала, что Гудвин – это живая голова, – сказала Элли.

– А я думал, что Гудвин – морская дева, – сказал Страшила.

– А я думал, что Гудвин – страшный зверь, – сказал Железный Дровосек.

– А я думал, что Гудвин – огненный шар, – сказал Лев.

– Всё это верно, и все вы ошибаетесь, – мягко сказал незнакомец. – Это только маски!

– Как маски!? – вскричала Элли. – Разве вы не великий волшебник?

– Тише, дитя моё! – сказал Гудвин. – Обо мне составилось мнение, что я великий волшебник.

– На самом деле… увы, на самом деле я обыкновенный человек, дитя моё!

Слёзы покатились из глаз Элли от разочарования и обиды.

Железный Дровосек тоже готов был зарыдать, но вовремя вспомнил, что при нём нет маслёнки.

– Я скажу, кто вы такой, если вы этого не знаете! Вы обманщик, пикапу, трикапу!

– Совершенно верно! – отвечал человечек, ласково улыбаясь и потирая руки. – Я – великий и ужасный обманщик!

– Но как же теперь быть? – сказал Железный Дровосек. – От кого же я получу сердце?

– Друзья мои! – сказал Гудвин. – Не говорите о пустяках. Подумайте, какое ужасное существование я веду в этом дворце!

– Вы ведёте ужасное существование?! – удивилась Элли.

– Да, дитя моё! – вздохнул Гудвин. – Заметьте: никто, никто в мире не знает, что я – великий обманщик, и мне многие годы приходиться хитрить, скрываться и всячески дурачить людей. А вы знаете, это нелёгкое занятие – морочить головы людям. И, к несчастью, это всегда раскрывается. Вот вы разоблачили меня, и, по правде сказать, – он вздохнул. – Я рад этому! Конечно, я ошибся, впустив вас сюда всех вместе, да ещё с этой проклятой собачонкой…

– Но-но-но, поосторожнее! – сказал Тотошка, оскалив зубы.

– Прошу прощения, – поклонился Гудвин. – Я не хотел оскорбить вас… Да, так на чём я остановился? Ага, вспомнил… Я впустил вас всех потому, что очень испугался летучих обезьян.

– Но я ничего не понимаю! – сказала Элли. – Как же я тогда видела вас в образе живой головы?

– Это очень просто! – ответил Гудвин. – Идите за мной и вы поймёте.

Он провёл их через потайную дверь в кладовую позади тронного зала. Там они увидели живую голову, морскую деву, зверя, фантастических птиц и рыб. Всё это было сделано из бумаги, картона, папье-маше и искусно раскрашено.

– Вот формы, которые может принимать Гудвин, великий и ужасный! – смеясь, сказал разоблачённый волшебник. – Как видите, выбор достаточно хорош и сделает Honor любому цирку.

Лев подошёл к голове и сердито ударил её лапой. Голова покатилась по полу, кувыркаясь и свирепо вращая глазами. Испуганный Лев отскочил с рычанием.

– Самое трудное, – вздыхая, сказал Гудвин. – Управлять глазами. Я тянул их из-за ширмы за ниточки, но глаза вечно смотрели не туда куда нужно. Ты, может быть, заметила это, дитя моё?

– Меня это поразило, – ответила Элли. – Но я была так напугана, что не понимала, в чём дело.

– Я на испуг-то и рассчитывал, – признался Гудвин. – Если мои превращения и не всегда бывали удачны, всё же страх посетителей не давал им заметить недостатки.

– Ну, вас-то я боялся больше всех, а потому сделал шар из ваты, пропитал спиртом и зажёг. Недурно горело, а?

Лев с презрением отвернулся от великого обманщика.

– Как вам не стыдно дурачить людей? – спросил Страшила.

– Сначала было стыдно, а потом привык, – ответил Гудвин. – Идёмте в тронный зал, я расскажу вам свою историю.

Страшила

Элли шла уже несколько часов и устала. Она присела отдохнуть у голубой изгороди, за которой расстилалось поле спелой пшеницы.

Около изгороди стоял длинный шест, на нём торчало соломенное чучело – отгонять птиц. Голова чучела была сделана из мешочка, набитого соломой, с нарисованными на нём глазами и ртом, так что получалось смешное человеческое лицо. Чучело было одето в поношенный голубой кафтан; кое-где из прорех кафтана торчала солома. На голове была старая потёртая шляпа, с которой были срезаны бубенчики, на ногах – старые голубые ботфорты, какие носили мужчины в этой стране. Чучело имело забавный и вместе с тем добродушный вид.

Элли внимательно разглядывала смешное разрисованное лицо чучела и удивилась, видя, что оно вдруг подмигнуло ей правим глазом. Она решила, что ей почудилось: ведь чучела никогда не мигают в Канзасе. Но фигура закивала головой с самым дружеским видом.

Элли испугалась, а храбрый Тотошка с лаем набросился на изгородь, за которой был шест с чучелом.

– Добрый день! – сказало чучело немного хриплым голосом.

READ  Шумит насос отопления в доме что делать

– Научился, когда ссорился тут с одной вороной. Как ты поживаешь?

– Спасибо, хорошо! Скажи, нет ли у тебя заветного желания?

– У меня? О, у меня целая куча желаний! – И чучело скороговоркой начало перечислять: – Во-первых, мне нужны серебряные бубенчики на шляпу, во-вторых, мне нужны новые сапоги, в-третьих…

– Хватит, хватит! – перебила Элли. – Какое из них самое заветное?

– Самое-самое? – Чучело немного подумало. – Сними меня отсюда! Очень скучно торчать здесь день и ночь и пугать противных ворон, которые, кстати сказать совсем меня не боятся!

– Нет, в меня сзади воткнули кол. Если бы ты вытащила его из меня, я был бы тебе очень благодарен!

Элли наклонила кол и, вцепившись обеими руками в чучело стащила его.

– Чрезвычайно признателен! – пропыхтело чучело, очутившись на земле. – Я чувствую себя прямо новым человеком. Если бы ещё получить серебряные бубенчики на шляпу, да новые сапоги!

Чучело заботливо расправило кафтан, стряхнуло с себя соломинки и, шаркнув ножкой по земле, представилось девочке:

– Я говорю: Страшила. Это так меня назвали: ведь я должен пугать ворон. А тебя как зовут?

Элли смотрела на него с удивлением. Она не могла понять, как, чучело, набитое соломой и с нарисованным лицом, ходит и говорит.

Но тут возмутился Тотошка и с негодованием воскликнул:

– Ах, виноват, виноват! – извинился Страшила и крепко пожал пёсику лапу. – Honor имею представиться, Страшила!

– Очень приятно! А я Тото! Но близким друзьям позволительно звать меня Тотошкой!

– Ах, Страшила, как я рада, что исполнила самое заветное твоё желание! – сказала Элли.

– Извини, Элли, – сказал Страшила, снова шаркнув ножкой, – но я, оказывается, ошибся. Моё самое заветное желание – получить мозги!

– Ну да, мозги. Очень неприятно, когда голова у тебя набита соломой…

– Как же тебе не стыдно обманывать? – с упрёком спросила Элли.

– А что значит – обманывать? Меня сделали только вчера и я ничего не знаю…

– Откуда же ты узнал, что у тебя в голове солома, а у людей – мозги?

– Это мне сказала одна ворона, когда я с ней ссорился. Дело, видишь ли, Элли, было так. Сегодня утром поблизости от меня летала большая взъерошенная ворона и не столько клевала пшеницу, сколько выбивала из неё на землю зёрна. Потом она нахально уселась на моё плечо и клюнула меня в щёку. «Кагги-карр! – насмешливо прокричала ворона. – Вот так чучело! Толку-то от него ничуть! Какой это чудак-фермер думал, что мы, вороны, будем его бояться. » Ты понимаешь, Элли, я страшно рассердился и изо всех сил пытался заговорить. И какова была моя радость, когда это мне удалось. Но, понятно, у меня сначала выходило не очень складно. «Пш… пш… пшла… прочь, гадкая! – закричал я. – Нс… нс… Не смей клевать меня! Я прт… шрт… я страшный!» – Я даже сумел ловко сбросить ворону с плеча, схватив её за крыло рукой. Ворона, впрочем, ничуть не смутилась и принялась нагло клевать колосья прямо передо мной. «Эка, удивил, – сказала она. – Точно я не знаю, что стране Гудвина и чучело сможет заговорить, если сильно захочет! А всё равно я тебя не боюсь! С шеста ведь ты не слезешь!» – «Пшш… пшш… пшла! Ах, я несчастный, – чуть не зарыдал я. – И правда, куда я годен? Даже поля от ворон уберечь не могу».

При всём своём нахальстве, эта ворона была, по-видимому, добрая птица, – продолжал Страшила. – Ей стало меня жаль. «А ты не печалься так! – хрипло сказала она мне. – Если бы у тебя были мозги в голове, ты был бы как все люди! Мозги – единственная стоящая вещь у вороны… И у человека!» Вот так-то я и узнал, что у людей бывают мозги, а у меня их нет. Я весело закричал: «эй-гей-гей-го! Да здравствуют мозги! Я себе обязательно их раздобуду!» Но ворона очень капризная птица, и сразу охладила мою радость. «Кагги-карр!… – захохотала она. – Коли нет мозгов, так и не будет! Карр-карр!…» И она улетела, а вскоре пришли вы с Тотошкой, – закончил Страшила свой рассказ. – Вот теперь, Элли, скажи: можешь ты дать мне мозги?

– Нет, что ты! Это может сделать разве только Гудвин в Изумрудном городе. Я как раз сама иду к нему просить, чтобы он вернул меня в Канзас, к папе и маме.

– А где это Изумрудный город и кто такой Гудвин?

– Нет, – печально ответил Страшила. – Я ничего не знаю. Ты ты же видишь, я набит соломой и у меня совсем нет мозгов.

– Ох, как мне тебя жалко! – вздохнула девочка.

– Спасибо! А если я пойду с тобой в Изумрудный город, Гудвин обязательно даст мне мозги?

– Не знаю. Но если великий Гудвин и не даст тебе мозгов, хуже не будет, чем теперь.

– Это верно, – сказал Страшила. – Видишь ли, – доверчиво продолжал он, – меня нельзя ранить, так как я набит соломой. Ты можешь насквозь проткнуть меня иглой, и мне не будет больно. Но я не хочу, чтобы люди называли меня глупцом, а разве без мозгов чему-нибудь научишься?

– Бедный! – сказала Элли. – Пойдём с нами! Я попрошу Гудвина помочь тебе.

– Спасибо! – ответил Страшила и снова раскланялся.

Право, для чучела, прожившего на свете один только день, он был удивительно вежлив.

Девочка помогла Страшиле сделать первые два шага, и они вместе пошли в Изумрудный город по дороге, вымощенной жёлтым кирпичом.

Сначала Тотошке не нравился новый спутник. Он бегал вокруг чучела и обнюхивал его, считая, что в соломе внутри кафтана есть мышиное гнездо. Он недружелюбно лаял на Страшилу и делал вид, что хочет его укусить.

– Не бойся Тотошки, – сказала Элли. – Он не укусит тебя.

– Да я и не боюсь! Разве можно укусить солому? Дай я понесу твою корзинку. Мне это нетрудно: я ведь не могу уставать. Скажу тебе по секрету, – прошептал он на ухо девочке своим хрипловатым голосом, – есть только одна вещь на свете, которой я боюсь.

– О! – воскликнула Элли. – Что же это такое? Мышь?

Через несколько часов дорога стала неровной. Страшила часто спотыкался. Попадались ямы. Тотошка перепрыгивал через них, а Элли обходила кругом. Но Страшила шёл прямо, падал и растягивался во всю длину. Он не ушибался. Элли брала его за руку, поднимала, и Страшила шагал дальше, смеясь над своей неловкостью.

Потом Элли подобрала у края дороги толстую ветку и предложила её Страшиле вместо трости. Тогда дело пошло лучше, и походка Страшилы стала твёрже.

Домики попадались всё реже, плодовые деревья совсем исчезли. Страна становилась малонаселённой и угрюмой.

Путники уселись у ручейка. Элли достала буханка и предложила кусочек Страшиле, но он вежливо отказался.

– Я никогда не хочу есть. И это очень удобно для меня.

Элли не настаивала и отдала кусок Тотошке; пёсик жадно проглотил его и стал на задние лапки, прося ещё.

– Расскажи мне о себе, Элли, о своей стране, – попросил Страшила.

Элли долго рассказывала о широкой канзасской степи, где летом всё так серо и пыльно и всё совершенно не такое, как в этой удивительной стране Гудвина.

– Я не понимаю, почему ты хочешь вернуться в свой сухой и пыльный Канзас.

– Ты потому не понимаешь, что у тебя нет мозгов, – горячо ответила девочка. – Дома всегда лучше!

– Солома, которой я набит, выросла на поле, кафтан сделал портной, сапоги сшил сапожник. Где же мой дом? На поле, у портного или у сапожника?

Элли растерялась и не знала что ответить.

– Может быть, теперь ты мне расскажешь что-нибудь? – спросила девочка.

– Моя жизнь так коротка, что я ничего не знаю. Ведь меня сделали только вчера, и я понятия не имею, что было раньше на свете. К счастью, когда хозяин делал меня, он прежде всего нарисовал мне уши, и я мог слышать, что делается вокруг. У хозяина гостил другой жевун, и первое, что я услышал, были его слова: «А ведь уши-то велики!» – «Ничего! В самый раз!» – ответил хозяин и нарисовал мне правый глаз.

И я с любопытством начал разглядывать всё, что делается вокруг, так как – ты понимаешь – ведь я в первый раз смотрел на мир.

«Подходящий глазок» – сказал гость. – Не пожалел голубой краски!»

«Мне кажется, другой вышел немного больше», – сказал хозяин, кончив рисовать мой второй глаз.

Потом он сделал мне из заплатки нос и нарисовал рот, но я не умел ещё говорить, потому что не знал, зачем у меня рот. Хозяин надел на меня свой старый костюм и шляпу, с которой ребятишки срезали бубенчики. Я был страшно горд, и мне казалось, что выгляжу, как настоящий человек.

«Этот парень будет чудесно пугать ворон», – сказал фермер.

«Знаешь что? Назови его Страшилой!» – посоветовал гость и хозяин согласился.

Дети фермера весело закричали: «Страшила! Страшила! Пугай ворон!»

Меня отнесли на поле, проткнули шестом и оставили одного. Было скучно висеть, но слезть я не мог. Вчера птицы ещё боялись меня, но сегодня уже привыкли. Тут я и познакомился с доброй вороной, которая рассказала мне про мозги. Вот было бы хорошо, если бы Гудвин дал их мне…

– Я думаю, он тебе поможет, – подбодрила его Элли.

– Да, да! Неудобно чувствовать себя глупцом, когда даже вороны смеются над тобой.

– Идём! – сказала Элли, встала и подала Страшиле корзинку.

К вечеру путники вошли в большой лес. Ветви деревьев спускались низко и загораживали дорогу, вымощенную жёлтым кирпичом. Солнце зашло и стало совсем темно.

– Если увидишь домик, где можно переночевать, скажи мне, – попросила Элли сонным голосом. – Очень неудобно и страшно идти в темноте.

– Я вижу справа маленькую хижину. Пойдём туда?

Они свернули с дороги и скоро дошли до хижины. Элли нашла в углу постель из мха и сухой травы и сейчас же уснула, обняв рукой Тотошку. А Страшила сидел на пороге, оберегая покой обитателей хижины.

Оказалось, что Страшила караулил не напрасно. Ночью какой-то зверь с белыми полосками на спине и на чёрной свиной мордочке попытался проникнуть в хижину. Скорее всего, его привлёк запах съестного из Эллиной корзинки, но Страшиле показалось, что Элли угрожает большая опасность. Он, затаившись, подпустил врага к самой двери (враг этот был молодой барсук, но этого Страшила, конечно не знал). И когда барсучишка уже просунул в дверь свой любопытный нос, принюхиваясь к соблазнительному запаху, Страшила стегнул его прутиком по жирной спине.

Барсучишка взвыл, кинулся в чащу леса, и долго ещё слышался из-за деревьев его обиженный визг…

Остаток ночи прошёл спокойно: лесные звери поняли, что у хижины есть надёжный защитник. А Страшила, который никогда не уставал и никогда не хотел спать, сидел на пороге, пялил глаза в темноту и терпеливо дожидался утра.

Текст песни Иван Кучин. Сентиментальный детектив. 2

В прошлом был я вор в душе и бандит в потенции,А она сама вообще из интеллигенции.Как нацепит красный бант, выйдет из-за ширмы,Сразу видно консультант иностранной фирмы.

Но амур прищурив глаз плюнул на сомнения,И пошла любовь у нас ультрасовременная.Не сказать что плохо все, все вполне приглядно,Правда страсти у нее по ночам, ну ладно.

Вот еще деталь одна, тоже очень странная,Только гости так она. раз меня и в ванную.То в чулан меня запрет, то на антресоли,И меня конечно зло берет, чемодан я что ли?!

Психанул раз как то я: чем мол недовольная?А она говорит, у тебя морда протокольная.Ладно, думаю сидя в шифоньере темном,Ночью я тебе змея все-все-все припомню.

Ну а сам глаза до дыр, стер глядя сквозь скважину,А они там дыр-дыр-дыр чешут не по-нашему.Только вот сдается мне эти иностранцы,Не они, а в их тряпье наши голодранцы.

Приблатыкались под них. шушера валютная,Ох я вам! И сперло дых за ее беспутную.Закипела кровь моя, ну держитесь волки,И рванул рубаху я обнажив наколки.

Морду сделал кирпичом, выгнул пальцы веером,Эх, и вышибнул плечом дверцу шифоньера я.Залетаю и реву: Ща, баргуда падла,Кыш под нары, пасть порву, кислая баланда

Глядь один аж побелел, выронил фломастеры,И белугою взревел: Террористы! гангстеры!И с балкона, а второй хоть и чернокожий,Но по-русски, я, говорит свой, но с бакона тоже.

Все утихло выпил я, а она сердешница,Под столом лежит плашмя. не мычит не телится.Я водой ее полил, вроде оклемалась,Что ж ты Ваня натворил? ну разрыдалась.

Ах дурак ты, ах бандит, где ж теперь мне денег брать?Это ж были, говорит, бизнесмены твою мать!Знать бы, ладно, ничего, все поймут ребята,Ничего то ничего, да этаж девятый!

И ударилася вновь, слезы пуще прежнего,Свою грустную любовь утешаю нежно я.Отмотаю мол я срок и вернусь к тебе,Ну а тут в дверях звонок кто там?, ФСБ.

И ударилася вновь, слезы пуще прежнего,Свою грустную любовь утешаю нежно я.Отмотаю мол я срок и вернусь к тебе,Ну а тут в дверях звонок кто там?, ФСБ.

Перевод текста песни Иван Кучин. Сентиментальный детектив. 2

In the past I was a thief and a bandit in the shower in potency,And she even intellectuals.How to fasten a red bow. will be released from behind the screen ,Immediately obvious foreign consultant firms.

But Cupid narrowed eyes spat on doubtAnd we love gone ultra.Not to say that all the bad. all quite priglyadno ,True passion her at night. okay.

Here’s more detail one. is also very strange ,Only guests so it is. just me and the bathroom.That ban me in the closet. then on the mezzanine,And I certainly evil takes the suitcase I or what?

Freaked out just as I : the mole dissatisfied ?And she says. you face protocol.Okay, I think sitting in the dark wardrobe ,At night I’m a snake all.all-all remember.

Well, he eyes to the holes. erased looking through the hole ,And they are there holes. holes. holes scratch not our way.Only now it seems to me these foreignersDo not they, in their rags our hicks.

Priblatykalis under them. riffraff currency ,Oh, I will ! And filched stomach for her dissolute.My blood boil. well hang on wolvesAnd I pulled his shirt revealing tattoos.

Face made ​​brick arched fingers fan ,Oh, and vyshibnul shoulder door chiffonier me.Flies and roar : SchA. barguda crud ,Shoo under the bunk. I’ll tear your mouth apart. sour gruel

Lo and behold one already blanched. dropped pens ,And beluga roared : Terrorists ! Gangsters !And from the balcony. and the second. though black ,But in Russian. I said his. but also with Bacon.

I drank all was quiet. and she serdeshnitsa ,Under the table is laid flat. not moos no sense.I water it poured like oklemalas ,What are you Ivan do? Well cried.

Oh, you fool. ah bandit where are now taking me money ?Well it’s been said. businessmen fuck !To know, okay. nothing, everyone will understand guysNothing is nothing, but the ninth floor !

And struck again. tears more than ever ,Its sad love tenderly consoled me.Unwind time and they say I ‘ll get back to you,Well, here at the door call who’s there? FSB.

And struck again. tears more than ever ,Its sad love tenderly consoled me.Unwind time and they say I ‘ll get back to you,Well, here at the door call who’s there? FSB.